ECHR building

Новости

16.10.2017

Вниманию украинских заявителей Eвропейского суда по правам человека

12 октября 2017 года Большая Палата вынесла свое окончательное решение в деле Бурмыч и другие против Украины [GC], № 46852/13 и еще 4. Жалобы в настоящем деле касаются длительного неисполнения внутренних окончательных судебных решений. Они поднимают вопросы, аналогичные тем, которые были рассмотрены в пилотном решении по делу Юрий Николаевич Иванов против Украины (№ 40450/04 от 15 октября 2009 года, «решение Иванов»). Суд с самого начала отметил, что «в основе настоящего дела лежит разделение компетенции, установленное Конвенцией между, с одной стороны, Судом, функция которого заключается в «обеспечении соблюдения обязательств, принятых Высокими Договаривающимися Сторонами Конвенции и Протоколов к ней» (статья 19 Конвенции), и с другой - Комитетом министров, «который контролирует [исполнение] окончательных решений Суда (статья 46 Конвенции).»

Проанализировав заявления перед ним Суд решил, что:

  • Суд выполнил свою функцию в соответствии со статьей 19 Конвенции, приняв решение Иванов;
  • Суд не может действовать как часть украинской правоприменительной системы по исполнению решений и подменять собой украинские власти в целях осуществления «надлежащего и достаточного возмещения за неисполнение или задержку исполнения внутренних решений», эта задача несовместима с субсидиарной ролью Суда;
  • продолжение вынесения Судом судебных решений в аналогичных делах, поданных в Суд после принятия решения Иванов, мало послужило и не привело к каким-либо удовлетворительным изменениям на уровне исполнения;
  • Государства-участники несут коллективную ответственность за исполнение решений Суда, надзорную роль и ответственность в этом отношении возлагаются на Комитет министров согласно статьи 46 § 2 Конвенции;
  • ситуация, с которой сталкивается Суд в делах типа Иванов, по существу, проистекает из неэффективного исполнения окончательного решения Суда, требующего принятия общих мер под наблюдением Комитета министров, с целью устранения первопричины системной проблемы, которая лежит в основе многочисленных аналогичных заявлений в Суд.

Поэтому Суд пришел к выводу, что поднимаемые проблемы в основном имеют финансовый и политический характер, и их решение лежит вне компетенции Суда в соответствии с Конвенцией. Они могут быть адекватно разрешены только при взаимодействии Украины как государства-респондента, с одной стороны, и Комитета министров, с другой стороны, который, при этом, имеет право контролировать исполнение решений Суда. Поэтому Суд решил:

  • исключить рассматриваемые пять заявлений из своего списка дел в соответствии со статьей 37 § 1 (с) плюс другие 12 143 заявления, находящиеся на рассмотрении у Суда;
  • что любые последующие обоснованные заявления типа Иванов, которые могут быть поданы после вынесения этого решения, могут быть исключены из списка его дел и переданы непосредственно Комитету министров, за исключением тех заявлений, которые признаны неприемлемыми согласно статье 35 Конвенции.

Наконец, Суд заявил, что он имеет право восстановить в свой список дел в соответствии с пунктом 2 статьи 37, заявления, перечисленные в приложениях к настоящему решению, или любые другие аналогичные последующие заявления, если обстоятельства оправдывают такой подход. Суд полагает, что может быть целесообразно провести переоценку ситуации по истечении двух лет после вынесения настоящего решения с целью рассмотрения вопроса о том, имели ли место обстоятельства, оправдывающие восстановление исключенных заявлений.

С полным текстом решения, включая список всех исключенных заявлений, Вы можете ознакомиться по ссылке http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-178082 (пока что только на английском языке).

12.10.2017

Вниманию украинских заявителей Eвропейского суда по правам человека

5 октября 2017 года Верховная Рада Украины ратифицировала Протоколы № 15 и № 16 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Конвенция). Следует, однако, отметить, что Протоколы № 15 и № 16 вступят в силу в отношении Украины и других государств – членов Совета Европы только спустя три месяца с даты, когда все государства – члены Совета Европы выразят свое согласие с положениями Протоколов путем их подписания и, в некоторых случаях, последующей ратификацией / одобрением.

Для заявителей более существенным является Протокол № 15, поскольку его положения сокращают с шести до четырех месяцев срок для подачи жалобы в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с момента исчерпания средств внутренней защиты. Кроме того, этим Протоколом отчетливо признается субсидиарная роль ЕСПЧ в отношении защиты прав и свобод человека, что означает, что основная обязанность по защите прав и свобод возлагается на государства, которые имеют определенную свободу усмотрения в разрешении таких вопросов, в то же время такие полномочия контролируются ЕСПЧ. На практике это еще раз указывает на обязанность заявителей исчерпать эффективные национальные средства защиты перед обращением в ЕСПЧ. Этот Протокол подписали 45 из 47 государств и 36 ратифицировали.

Протокол № 16 позволит высшим судам государств – членов Совета Европы обращаться в ЕСПЧ для предоставления консультативных заключений касательно интерпретации и применения положений Конвенции в отношении прав и свобод, гарантируемых ею. Данный Протокол подписали 18 государств и 8 ратифицировали.

01.01.2017

Вниманию российских заявителей Eвропейского суда по правам человека

Исчерпание внутренних средств правовой защиты по уголовным делам в Российской Федерации перед подачей жалобы в Европейский суд по правам человека.

Своим решением от 19 апреля 2016 года в жалобе «Калшан против России» (Kalshan v. Russia, No. 60189/15) Европейский суд признал, что подача кассационных жалоб по уголовным делам в порядке, предусмотренном УПК РФ в редакции, действующей с 11 января 2015 года, не является эффективным средством правовой защиты, а значит окончательным решением для исчерпания внутренних средств правовой защиты по уголовному делу, в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции, является решение суда апелляционной инстанции.

Таким образом, 6-месячный срок для обращения в ЕСПЧ начинает исчисляться с момента решения российского суда апелляционной инстанции по уголовному делу, если такое решение было принято после 11 января 2015 года.

Подача кассационной жалобы по уголовным делам на решение апелляции, принятой после 11 января 2015 года, не является эффективным средством правовой защиты, исходя из решения ЕСПЧ (Kalshan v. Russia, No. 60189/15), и может привести к пропуску 6-месячного срока, установленного для обращения в ЕСПЧ.

01.01.2016

Вниманию заявителей Eвропейского суда по правам человека

С 1 января 2016 г. вступила в силу новая редакция статьи 47 Регламента Суда, которая определяет условия обращения в ЕСПЧ и правила подачи полной и надлежаще оформленной жалобы.